|
|

Зигмунд Фрейд и его теория в контексте стремления к славе

July  2015 / 27 No Comments

“В средние века сожгли бы меня, теперь жгут всего лишь мои книги”  (З. Фрейд).

823 тысяч результатов выдает Гугл за 0,43 секунды, если в строку поиска ввести «Фрейд».  При вводе к примеру «Фредди Меркьюри», поисковик выдает 147 тысяч результатов за 0,51 секунду.

Материала о жизни Фрейда крайне много: от 1450-страничной трехтомной энциклопедии Эрнеста Джонса «Жизнь и труд Зигмунда Фрейда» (E. Jones, The Life and Work of Sigmund Freud, 1953, 1955, 1957) до популярных биографий (одна из них замечательная «Страсти ума, или жизнь Фрейда» И. Стоуна, Passions of the Mind, 1971) и опубликованной переписки.

Зигмунд Фрейд (полное имя: Сигизмунд Шломо (Соломон) Фрейд) наиболее известен как основатель психоанализа, который оказал значительное влияние на всю европейскую культуру, например, на творчество Жан-Поля Сартра, Сальвадора Дали, Андре Бретона, Пабло Пикассо и многих других. Конечно же, огромно влияние З. Фрейда как на академическую, так и на практическую психологию. К слову, Университет в Вене, с которым я связана последние годы, носит имя Зигмунда Фрейда, а расположен на площади его имени (Freudplatz 1).

Фрейд

Зигмунд Фрейд, 1922 год

Большинство людей, даже совершенно не связанных с психологией и психотерапией, имеют определенные представления об учении Фрейда. Чаще всего, правда, весьма поверхностные и “популяризированные”, сводящиеся к тезису “сигара иногда бывает просто сигарой”. Более удивительно, конечно, когда такое упрощенное представление имеют люди, связанные с психологией как наукой, видя главный прорыв Фрейда лишь в снятии табу на сексуальность. А еще более досадно, когда “специалисты” начинают устраивать серьезные дебаты и громкие заявления о том, как Фрейд был не прав (во всем). Но Фрейд был. И это важно вне частных условностей. Он дал то, от чего можно было стремительно оттолкнуться (хоть в критике, хоть в согласии, но безусловно в дальнейшем развитии психотерапии как науки и практики).

Воззрения Фрейда на природу человека были новаторскими для его времени и на протяжении всей жизни не прекращали вызывать резонанс и острое несогласие в научном сообществе. «Идеи Фрейда оказали настолько сильное влияние, что эволюция динамической мысли в огромной степени является эволюцией мысли Фрейда» (И. Ялом).

Теория Фрейда, как при его жизни, так и после множество раз подвергалась критике. В частности, против фрей­довского учения о неврозах первым в России выступил В. М. Бехтерев, считавший его не только неприемлемым с практиче­ской и теоретической стороны, но и вредным для больного. «Надо сказать, — писал В. М. Бехтерев (1929), — что в этой терапии есть безусловно  вредный и даже опасный элемент, заключающийся в постоянном копании врача в сексуальной сфере больного и в неизбежном при этом сосредоточении на этой сфере, которой и врач, и больной в таком случае научаются придавать преуве­личенное значение». В. М. Бехтерев подчеркивал, что метод психоанали­за «отличается большой субъективностью, которую нельзя устранить ни в первой его части (при расспросах больных), ни во второй части (при истолковании добытого материала)».

Бехтерев и многие другие психологи, критикующие Фрейда в субъективности, категоричности, ограниченности понимания человеческих проблем, конечно же, были правы, однако этот факт не есть причина обесценивания огромнейшего вклада Фрейда в психологию, психотерапию и культуру в целом.

Но можно поставить и следующие вопросы: Не являлся ли жесткий материализм, пренебрежение гуманистическими идеями, преувеличенное, гипертрофическое значение сексуальности достаточно осознанным шагом Фрейда, обладающего бесспорно выдающимся умом, для обретения славы? Был бы услышан его голос столь широко, если бы он звучал менее категорично и провокационно?

Фрейд жаждал славы, на что явно указывают многие факты его жизни и высказывания. В биографии Эрнеста Джонса – эта тема центральная. Фрейд родился в «сорочке» (неразорвавшемся амниотическом мешке), что в народе всегда считалось предвестием славы. Его семья верила, что ему суждено стать знаменитым: мать, никогда в этом не сомневавшаяся, называла его «мой золотой Зигги» и предпочитала его остальным детям. Позже он напишет: «Мужчина, который был бесспорным фаворитом своей матери, на всю жизнь сохраняет самочувствие победителя, ту уверенность в успехе, которая часто ведет к реальному успеху» (Jones, Vol. I, p. 4).

Freid2

Шестнадцатилетний Зигмунд с матерью Амалией Фрейд

Довольно рано Фрейд перестал сомневаться в ожидающей его судьбе. В юности он написал другу детства, что его сочинение было удостоено выдающейся оценки, и добавил: «Советую тебе тщательно хранить мои письма – кто знает?…» (Jones, Vol. I).

Также в письме к своей невесте до того, как Фрейд обратился к психиатрии и психоанализу» он писал:

«Только что я осуществил решение, которое остро почувствует одна группа людей, пока еще не родившихся и обреченных на неудачу. Поскольку ты не сможешь догадаться, о ком идет речь, я тебе сам скажу: это мои биографы. Я уничтожил все свои дневники за последние четырнадцать лет вместе с письмами, научными заметками и рукописями моих публикаций <…> Я не могу покинуть этот мир, не могу умереть, пока не избавлюсь от беспокойных мыслей о том, что неизвестно кто может набрести на старые записи. <…> Пусть себе болтают биографы; мы не станем облегчать им жизнь. Пусть каждый из них считает себя правым в своей “Концепции развития Героя”: уже сейчас мне приятно думать о том, как они все будут заблуждаться” (цит. По Ялом: с. 82-83).

Freid i Marta

 Зигмунд Фрейд со свой возлюбленной, а позже женой Мартой Берней, 1885 год

В своем искании славы Фрейд стремился к великому открытию. Сила его интеллекта и неисчерпаемой энегрии была огромна. Однако, достигнув профессиональной зрелости как медик-исследователь, он обнаружил, что судьба закрыла перед ним путь к успеху. Венский антисимитизм был серьезным препядствием к успешной академической карьере. В возрасте 27 лет Фрейд должен был бросить свои исследования, на которые он возлагал большие надежды, и начать зарабатывать как практикующий врач. Однако благоприятные возможности ускользали от него, а репутация в медицинских кругах была невысока. Как известно, он ввел кокаин в свою клиническую практику и в обращении к Венскому медицинскому сообществу превознес благодетельный эффект кокаина при состояниях утомления и депрессии, рекомендуя его своим клиентам и друзьям. Уже первые сообщения о вреде и кокаиновой зависимости негативно повлияли на имидж Фрейда-врача (а сама история в какой-то мере может объяснять невосриимчивость венского академического сообщества к последующим открытиям Фрейда). “У него остался единственный шанс прославиться – сделать “великое открытие”!” (И. Ялом: с. 83)

Фрейд с сыновьями

Зигмунд Фрейд с сыновьями. Ниже с дочерью Анной Фрейд

Фрейд7

“Фрейд вовсе не стремился присоединиться к длинной веренице мыслителей, уводящих к началу времен. “Вечная слава”, как он любил выражаться, от этого не приходила. Она могла прийти в результате открытия совершенно неизвестного дотоле источника человеческой мотивации – либидо” (И. Ялом).

Многие исследователи жизни и работ З. Фрейда утверждают, что он неоднократно прибегал к фальсификациям, рассказывая об эффективности используемых им методик. “Одно из известных и наиболее блестящих выздоровлений произошло с «человеком с волками», названным так, потому что его невроз начался со сна, в котором он видел белых волков. Фрейд поспешил сделать заключение, что эти белые волки символизируют нижнюю одежду матери и отца. Этот пациент был позже опрошен психологом и австрийским журналистом, которые обнаружили, что приступы у бедняги продолжались спустя шестьдесят лет после того, как Фрейд посчитал его выздоровевшим” (Г. Дж. Айзенк, 1994: с. 3-19).

Фрейдовская фундаментальная схема психики являлась творческим синтезом: ее компоненты не были новы (первопроходцами на этом пути являлись Шопенгауэр и Ницше), но сама она была нова в своей законченности и приложимости к разнообразной человеческой активности, от снов и фантазий до поведения, формирования симптомов и психозов (И. Ялом).

Зигмунду Фрейду не принадлежит приоритет ни в постановке проблемы, ни в выдвижении целого ряда идей (хотя и они являются огромным вкладом), но главная его заслуга состоит в том, что на основе разрозненных идей он сумел создать нетрадиционное учение, оказавшее огромное влияние на смену парадигм мышления.

 

Freid5

Зигмунд Фрейд, читая “Abriß der Psychoanalyse”, Лондон, 1938

 

“Массы никогда не знали жажды истины. Они требуют иллюзий, без которых они не могут жить” (З. Фрейд).

 

Евгения Карлин

 

Использованная литература:

  • Jones, The Life and Work of Sigmund Freud. – NY: Basic books, 1953, 1955, 1957.
  • Айзенк, Г. Дж. Сорок лет спустя: новый взгляд на проблемы эффективности в психотерапии // Психологический журнал. Т. 14. 1994. № 4. С. 3-19. Методологические и теоретические проблемы психологии © 1994 г. Г. Дж. Айзенк. Перевод с англ., канд. мед. наук Б. Н. Безденежных
  • Ялом, И. Экзистенциальная психотерапия/Пер. с англ. Т.С. Драбкиной. – М.: Назависимая фирма “Класс”, 2014. – 576 с.
  • фотографии подготовлены с использованием материалов http://psychic.ru/freuds.htm, а также других Интернет-ресурсов.


Comments are closed.