Индивидуальное психологическое консультирование

проводим

Индивидуальное психологическое консультирование

Индивидуальное психологическое консультирование или психотерапия часто используются как синонимы. В этом случае речь идет о психотерапии не как о медикаментозном лечении, а об особого рода разговоре или других не лекарственных методах работы с психикой и психическим.

Консультирование, как правило, менее продолжительно по времени, ориентировано в первую очередь на работу с осознаваемым и решение конкретной ситуации или трудности. 

За консультированием обычно обращаются с конкретным вопросом, на который психолог вполне может дать ответ и рекомендации.

В свою очередь психотерапевтический запрос, как правило, менее конкретен и более сложен, а сама психотерапия – более длительный и глубокий процесс, охватывающий собой разные темы и «боли», включающий в себя работу также с подсознательным (по меньшей мере, его исследование и анализ).

Психотерапия может быть проблемо-ориентированная или процессуальная, когда клиент продолжает работу не только из «боли», но и интереса.

Мы работаем в интегративном подходе, совмещая лучшее из разных школ, что позволяет находить/создавать для каждого клиента свой собственный подход, использовать лучшее и нужное.

Dr. Евгения Карлин и Максим Карлин

Евгения Карлин «Мое развитие в профессии показало, что интеграция -естественный и логичный подход, как к концептуальному пониманию психотерапии, так и к ее практическому применению, в основе которого лежит признание и уважение всей сложности человеческой природы, которая не может быть исчерпана одной системой описания и «исцелена» единственным методом.

Поступив на факультет психологии в 1999 году и пока окончив свое академическое образование докторской степенью в области психотерапии в 2016 году, я параллельно обучалась как консультант у представителей различных модальностей, проходя собственную терапию в разных направлениях. Брала и беру супервизии у психотерапевтов разных школ, соглашаясь с девизом одного из ведущих исследователей психотерапии в интегративном подходе Дэвида Орлинского «Учись у многих», у которого мне посчастливилось учиться на программе летней школы Университета им. З. Фрейда в Вене.

Интегративность моей работы также связана с научной деятельностью, которую я веду. Много лет я участвую в проведении научных исследований по психологии и психотерапии, признавая, что ни одна из психотерапевтических модальностей не является более эффективной по сравнению с другой, но есть важнейшие общие факторы успешности – это мотивация к изменениям и готовность самого клиента, личностные качества психолога/психотерапевта и доверительные отношения между ним и клиентом».

Евгения Карлин работает со взрослыми (чаще), подростками и детьми (реже), преимущественно очно. Онлайн-работа обычно возможна с теми клиентами, с кем была или есть возможность встретиться лично.

Макс Карлин работает со взрослыми и подростками, преимущественно онлайн.

Продолжительность одной сессии/консультации 50 минут.

Индивидуальная работа строится в основном на особом разговоре, но также может включать в себя элементы психодрамы, артовые методы: рисунки, создание коллажей, метод песочной терапии (что особенно важно при работе с детьми, которые в отличие от в взрослого не могут просто сесть и рассказать о своих трудностях, чувствах, переживаниях), по желанию клиента или при необходимости применяются тестовые методики. Но все же главный “инструмент” психолога или психотерапевта – его личность. Опыт, качества, ценности, широта и глубина восприятия реальности оказывают непосредственное влияние на профессиональную деятельность, особенности работы с клиентами.

Здесь хочется привести пример экзистенциального психотерапевта Ирвина Ялома:

“Несколько лет назад мы с друзьями посещали кулинарный курс, который проводила почтенная армянская матрона вместе со своей пожилой служанкой. Так как они не говорили по-английски, а мы – по-армянски, общение было затруднено. Она учила путем наглядного показа, на наших глазах создавая целую батарею чудесных блюд из телятины и баклажанов. Мы смотрели (и прилежно пытались записать рецепты). Но результаты наших усилий оставляли желать лучшего: как ни старались, мы не могли воспроизвести ее яства. “Что же придает ее стряпне этот особый вкус?” – гадал я. Ответ от меня ускользал, пока в один прекрасный день, особенно бдительно следя за кухонным действом, я не увидел следующее. Наш ментор с величайшим достоинством и неторопливостью приготовила очередное кушанье. Затем передала его служанке, которая без единого слова взяла его и понесла в кухню на плиту. По дороге она, не замедляя шага. бросала в него горсть за горстью рассортированные специи и приправы. Я убежден, что именно в этих украдкой производившихся “вбрасываниях” и заключался ответ на мой вопрос.

Думая о психотерапии, особенно о критических составляющих успешной терапии, я часто вспоминаю этот кулинарный курс. В академических текстах, журнальных статьях и лекциях психотерапия изображается как нечто точное и систематическое – с четко очерченными стадиями, со стратегическими, техничными вмешательствами, с методическим развитием и разрешением переноса, с анализом объектных отношений и тщательно спланированной рациональной программой направленных на достижение инсайта интерпретаций. Однако я глубоко уверен: когда никто не смотрит, терапевт “вбрасывает” самое главное” (Ирвин Ялом, из книги «Экзистенциальная терапия»).

«Психологическая работа – это не столько набор определенных компетенций и методик, сколько Встреча с другим: наша совместная встреча и его встреча с самим собой. Разговор, в ходе которого удается проживать, со-переживать, осознавать, находить ресурсы и пути решения, а иногда давать “целебный пинок”.
В конечном итоге, лучший эксперт в своей жизни – сам человек, только он знает, что именно ему нужно, чем он готов платить за желаемое, а чем нет, что мешает ему, а что, напротив, открывает возможности. Одна из основных задач психолога – вернуть человеку авторство его собственной жизни.

Конечно, изменения происходят не сразу. Трудности, которые накапливались и зрели годами нельзя разрешить за час или два часа консультации. Поэтому продолжительность работы и частота встреч всегда оговариваются с клиентом индивидуально.
Мне нравится наблюдать, как в ходе работы, взрослые и дети совершают открытия, познают себя, находят новые ресурсы, меняют позицию «со мной случилось» на «я сделал», «со мной поступают» на «я допускаю».

К жизни я отношусь как к увлекательному путешествию. Иногда с юмором, иногда с сомнением, иногда с любопытством». (Евгения Карлин)

Мы будем рады сопутствовать вам на определенном жизненном этапе, совершать выборы и принимать непростые решения.