|
|

Кто она – пограничная личность? Тезисно про особенности и проявления

October  2019 / 17 No Comments

Если произнести слова «пограничный» или «пограничник», то первое, о чем я подумаю – о пограничном личностном расстройстве. Чтобы увидеть за этим понятием служащего с погонами – мне нужно сделать над собой некоторое усилие. Вот такая профессиональная деформация. 

Что же за «зверь» приходит ассоциативно на мой испорченный психологией ум? Какая она – «пограничная личность», и что полезно по этой теме знать.

У разных людей разное личностное устройство. Бывает так, что кто-то что-то делать не хочет, а бывает так, что кто-то что-то делать не может. Пограничная личность (бордерлайнеры) имеет определенные особенности, которые полезно понимать, чтобы не впадать в иллюзии, нереалистичные ожидания и обиды. То, что легко невротичной личности, то может быть крайне тяжелым для пограничной.

Но начнем с фундаментального. В самом общем виде можно говорить о трех типах личностной организации:

а) невротическом уровне (идея наличия «здоровых» дискутируется, как известно, часто сводясь к шутке, что здоровых нет, а есть не обследованные); 

б) пограничном уровне;

в) психотическом уровне.

Данные уровни не статичны и не определяют три отдельные группы разных людей. Скорее они могут быть представлены как прямая от полюса невротичности к психотичности, на которой каждый из нас где-то находится (в целом и в отдельные моменты жизни). При определенных обстоятельствах «здоровый невротик» иногда проваливается в собственную травму, из которой может действовать «патологично» и выглядеть совершенно неадекватным. Такими обстоятельствами могут быть кризисные моменты нашей жизни, когда мы переживаем личные драмы и трагедии, а также ситуации, когда мы “проваливаемся” в собственные болезненные зоны. Поэтому я придерживаюсь мнения, что правильнее говорить не о больной или здоровой личности, а о болезненных или здоровых паттернах поведения, а также соотношении болезненной и здоровой части личности.

Авторы выделяют разные критерии дифференциации (различения каждого из уровней). Например, Отто Кернберг выделяет три таких критерия:

1. степень интеграции идентичности  (целостная или не-целостная/расщепленная Я-концепция)  

2. уровень функционирования защитных механизмов (их сложность, примитивность, эффективность)

3. тестирование реальности (критичное мышление, способность или неспособность к адекватному восприятию себя и других, реалистичность).

Нэнси Мак Вильямс добавляет еще два параметра: 

5. природа основных конфликтов

6. особенности переноса и контрпереноса (за терминологию прошу прощения, но сейчас пояснять не буду – иначе пост чрезмерно опухнет).

Есть и другие взгляды на критерии дифференциации, но в самом общем виде они могут быть сведены к следующим:

  • Реалистичное восприятие себя и интегрированность образа Я
  • Способность социальной адаптации
  • Способность быть в близости и стабильность личных отношений
  • Способность контролировать свои эмоции и поведение

Фактически речь идет о психологической зрелости, проявляющейся в устойчивом и реалистичном образе себя, способности жить в «здесь и сейчас» (например, не «проваливаться» в жертву или агрессора), умении брать на себя ответственность, справляться с собственной тревогой, находить адекватные формы выражения чувств, быть в близких отношениях. 

Таким образом, на психологическом уровне пограничная личность – это маленький ребенок  (обычно до семи лет), с соответствующими этому возрасту особенностями мышления («черно-белого» и магического), неготовностью и нежеланием брать на себя ответственность, трудностями в соблюдении границ и стремлением их нарушать, неумением понимать и регулировать собственные эмоции. 

Конечно, большинство из нас знают, а тем более продвинутые в психологии, что детская часть есть в каждом, что внутренний Ребенок – это такое прекрасное состояние, через которое мы переживаем радость, восторг, творческое вдохновение, прекрасное чудачество и проживание чудес. В детском состоянии мы наиболее уязвимы, чувствительны, хрупки душой и ранены. В детском состоянии мы можем быть в наибольшей близости. Много хорошего можно написать про детское состояние. Но в случае пограничной личности мы имеем дело не с прелестным естественным внутренним Ребенком, а с травмированным, обиженным, надолюбленным, недоверяющим, требующим внимания, тревожным. Мы имеем дело с ребенком, который от моря непростых чувств может превращаться в Монстра. Кроме того, такой Ребенок становится – центральной частью личности человека. 

Как я упоминала выше, я разделяю взгляд, что невротичность/пограничность/психотичность можно представить как степень выраженности каждого из названных выше проявлений: Если у «невротика» есть свои «тараканы», но при этом он имеет достаточно реалистичный образ себя и устойчивую Я-концепцию, ему не сложно социально адаптироваться, быть в эмоциональной близости, поддерживать стабильные личные отношения, регулировать свое поведение и находить приемлемые формы выражения  своих эмоций, то пограничной личности для этого требуются огромные усилия: ей сложно социально адаптироваться, быть в близости без страха поглощения или отвержения, справляться со своими эмоциями (прежде всего, тревогой), образ Я расщеплен и полон противоречий (конфликтов).

Кроме общего разделения уровней организации личности есть характерные типы дезадаптивного поведения – разные способы «сойти с ума». В этом случае говорят о типах патологии или акцентированных дезадаптивных чертах личности.  В целом я не люблю классификации личности, потому как отдельный человек сложен, многомерен и противоречив. Как правило, каждый из нас в той или иной мере оказывается тем самым музыкальным диском, который нельзя отнести ни к одной из жанровых ячеек. Особенно в случае относительного душевного здоровья, здесь по как Маяковскому: “Тот, кто постоянно ясен, тот по-моему просто глуп”. В случае душевной болезни, казалось бы чуть проще, – патология обычно лучше классифицируется, хотя как мы знаем, и медицинский диагноз часто неочевиден. Но в рамках профессии понимание типологии личности все же необходимо по ряду причин. Наиболее структурированная, проработанная и ценная для меня как психолога классификация описана в книге «Психоаналитическая диагностика» Нэнси Мак Вильямс. Ниже представлена лаконичная тезисная таблица 7 типов (в оригинальной концепции описана также параноидальный тип, который здесь не приводится), а здесь можно прочитать статью-выдержку из книги автора. Но есть и другие хорошие типологии, целью которых не поставить диагноз и упростить, но понять и помочь в терапевтической работе. 

По официальным данным пограничным расстройством личности страдают 2-3% людей. Но, принимая во внимание, что огромная часть «не обследованных», вероятно показатель заниженный.

Будьте бережны к себе и другим. Душевного здоровья! 

 

Dr. Евгения Карлин, психолог и человек

 



Comments are closed.