|
|

Консультации

Я провожу индивидуальные консультации взрослых, подростков и детей старше 6 лет. Работаю только “в живую”, не провожу консультирование по скайпу. Отдельное направление моей работы – работа с парами, в которой я использую свой собственный подход (на основе профессиональных знаний и многогранного многолетнего продолжающегося личного опыта совместной жизни с мужем). Обычно такая работа, при активном участии каждой из сторон позволяет достигать результатов в достаточно короткие сроки, при этом работая на глубоком, а не поверхностном уровне, проясняя цели и потребностей каждого из супругов, преодолевая непонимание, обучаясь друг друга слышать, интересоваться, открывать новые стороны, казалось бы, давно известных вещей, влюбляться в друг друга заново, учиться любить, учиться расставаться (чаще всего с иллюзиями).

Кроме индивидуальной работы и работы с парами, я веду психологические группы (практикумы) на темы:

  • “Работа с Теневыми аспектами личности”
  • “Психология семейных отношений”
  • “Психология женственности”
  • “Унисон внешнего и внутреннего: немаркетиноговая самопрезентация”
  • “Про Любовь”.

В своей работе я использую артовые методы: рисунки, создание коллажей, метод песочной терапии (что особенно важно при работе с детьми, которые в отличие от в взрослого не могут просто сесть и рассказать о своих трудностях, чувствах, переживаниях), по желанию клиента или при необходимости, которую вижу сама, использую тестовые методики. Но все же главный “инструмент” психолога или психотерапевта – он сам, его личность. Личный опыт, качества, ценности, широта и глубина восприятия реальности оказывают непосредственное влияние на профессиональную деятельность психолога, его особенности работы с клиентами.

Здесь хочется привести пример от любимого мной автора, экзистенциального психотерапевта Ирвина Ялома:
“Несколько лет назад мы с друзьями посещали кулинарный курс, который проводила почтенная армянская матрона вместе со своей пожилой служанкой. Так как они не говорили по-английски, а мы – по-армянски, общение было затруднено. Она учила путем наглядного показа, на наших глазах создавая целую батарею чудесных блюд из телятины и баклажанов. Мы смотрели (и прилежно пытались записать рецепты). Но результаты наших усилий оставляли желать лучшего: как ни старались, мы не могли воспроизвести ее яства. “Что же придает ее стряпне этот особый вкус?” – гадал я. Ответ от меня ускользал, пока в один прекрасный день, особенно бдительно следя за кухонным действом, я не увидел следующее. Наш ментор с величайшим достоинством и неторопливостью приготовила очередное кушанье. Затем передала его служанке, которая без единого слова взяла его и понесла в кухню на плиту. По дороге она, не замедляя шага. бросала в него горсть за горстью рассортированные специи и приправы. Я убежден, что именно в этих украдкой производившихся “вбрасываниях” и заключался ответ на мой вопрос.
Думая о психотерапии, особенно о критических составляющих успешной терапии, я часто вспоминаю этот кулинарный курс. В академических текстах, журнальных статьях и лекциях психотерапия изображается как нечто точное и систематическое – с четко очерченными стадиями, со стратегическими, техничными вмешательствами, с методическим развитием и разрешением переноса, с анализом объектных отношений и тщательно спланированной рациональной программой направленных на достижение инсайта интерпретаций. Однако я глубоко уверен: когда никто не смотрит, терапевт “вбрасывает” самое главное” (Ирвин Ялом, из книги «Экзистенциальная терапия»).

Для меня психологическая работа – это не столько набор определенных компетенций и методик, сколько Встреча с тем, кто ко мне приходит: наша совместная встреча и его встреча с самим собой. Разговор, в ходе которого удается проживать, со-переживать, осознавать, находить ресурсы и пути решения, а иногда давать “целебный пинок”.
В конечном итоге, лучший эксперт в своей жизни – сам человек, только он знает, что именно ему нужно, чем он готов платить за желаемое, а чем нет, что мешает ему, а что, напротив, открывает возможности. Одна из основных задач психолога – вернуть человеку авторство его собственной жизни.
Конечно, изменения происходят не сразу. Трудности, которые накапливались и зрели годами нельзя разрешить за час или два часа консультации. Поэтому продолжительность работы и частота встреч всегда оговариваются с клиентом индивидуально.
Мне нравится наблюдать, как в ходе работы, взрослые и дети совершают открытия, познают себя, находят новые ресурсы, меняют позицию «со мной случилось» на «я сделал», «со мной поступают» на «я допускаю».
К жизни я отношусь как к увлекательному путешествию. Иногда с юмором, иногда с сомнением, иногда с любопытством.

Я буду рада сопутствовать Вам на Вашем отрезке пути и буду рада, если вы сможете прийти к ощущению силы и авторства в собственной жизни.